CПЕЦРЕПОРТАЖ
Майор Гром: Чумной Доктор. Первая премьера для «БЕСА КУЛЬТУРЫ»
Что вообще такое премьера? Обязательно ли быть в дорогущем костюме, пафосно идти по красной дорожке? Разбираемся вместе, вспоминая чудесный вечер в северной столице.
НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА
Первый раз посещать подобные мероприятия всегда волнительно — теперь у редакции есть шанс вживую увидеть тех, кто ранее был для нас, как и для всех, лишь картинкой на экране.

Перед тем как ворваться в самую гущу событий, мы решаем вычитать заготовленные вопросы в нашей любимой кофейне и неожиданно встречаем исполнителя одной из главных ролей — Тихона Жизневского. Чтобы не упускать такой шанс, задаем пару вопросов прямо сейчас.

— Почему «шавруха»? Почему вот именно такое произношение?

— Шавруха? Не знаю, у меня все друзья так говорят, и я так говорю — шавруха: «пойдем, по шаврухе съедим». Шаверма, шавруха. Сокращение, оно часто бытует.

— Вы же из Калининграда, получается? Просто казалось, что это диалектизм.


— Нет-нет, это здесь, в Питере, употребляется «шавруха».

— Отлично, с этим выяснили. Теперь к вопросам.

После этого продолжать подготовку нет никакой возможности. Мы взбудоражены и в полном восторге от киношного Майора Грома. Тихон — как амулет на удачу, кроличья лапка: теперь у нас точно все получится. Раньше была какая-то неуверенность в себе: всем знакомо это чувство, когда ты собираешься сделать что-то впервые, но, преодолев себя, оказывается, что делать это что-то — не так уж и страшно.
АВРОРА
Премьера фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» проходит в «Авроре», первом кинотеатре Петербурга. Она даже с первого взгляда не похожа на типичную красную дорожку, которую, надо заметить, все же расстелили перед входом в кинотеатр.

Что же мы ожидали увидеть? Возможно, множество камер и вспышек, звезд и их друзей в платьях и костюмах. Здесь же все иначе: местами кучкуются подростки, обсуждающие любимых героев. Часть молодежи облачена по образу и подобию своих любимых комикс-персонажей. В общем, питерская премьера выглядит по-домашнему уютно.
ФАНДОМ И ФАНАТЫ
До начала остается около получаса, поэтому мы спешим скорее поговорить с фанатами. У нас к ним один-единственный вопрос: как же можно было попасть на премьеру, если ты любишь Майора Грома и все, что с ним связано?


Сет, например, стоит перед нами в образе Сергея Разумовского — основателя социальной сети Vmeste: именно за победу в конкурсе косплея его пригласили на премьеру. Два года в фандоме «Майора Грома» — это внушительный срок, а начиналось для него все с Comic Con'а.

Стоит сказать, что он сегодня не один такой рыжий гений. Кроме Сета в толпе мы замечаем несколько средневековых чумных докторов, Игорь Гром также не один — только за последние пару минут мимо нас проходит трое.

Был и другой способ попасть на премьеру, о котором нам рассказывает Кира. Она в фандоме чуть больше Сета, с лета 2019 года. Она участвовала в квизе от BUBBLE, и теперь ей выпал шанс в числе первых увидеть фильм.

В завершении мы говорим с Марком, который попал сюда, кажется, самым необычным образом.


— Марк, как давно ты фанатеешь по «Майору Грому»?


— Где-то четыре года, и почти год веду канал, посвященный частично Bubble.

— Можешь рассказать про свой канал?

— Все началось с выхода первого трейлера, потому что я тогда, насколько помню, сделал разбор этого трейлера, а дальше как-то по инерции пошло. Я делал разборы трейлеров, а также информационные видео про Bubble, чтобы больше людей могло прийти в фандоме и большему количеству людей была интересна эта вселенная. Потому что, как мне кажется, пока маловато людей у нас. Хотелось бы больше.

— Чем тебя зацепил «Майор Гром» и эта вселенная?

— Я уже довольно много прочитал из Marvel и DC, и мне просто понравилось то, что в этом чувствуется что-то такое родное, русское. Тем более, Санкт-Петербург — я тут всю жизнь прожил, я обожаю этот город. В «Майоре Громе» очень чувствуется атмосфера Санкт-Петербурга. В какой-то момент я просто отошёл от Marvel и DC и из комиксов начал читать только Bubble, потому что за счёт колорита и персонажей, к которым я морально привязался, мне было интереснее читать это. Они очень живыми получаются.

— Как ты попал на премьеру?

— Знаете, по воле случая. Я изначально участвовал в конкурсе-викторине, но у меня не получилось там выиграть билет, к сожалению. Тогда я спросил, могу ли я присутствовать где-то рядом, чтобы потом у своих замечательных друзей, которые попали через конкурс, взять интервью. Мне сказали, что как блогера, который освещал их деятельность, меня могут пустить просто так.


ДОМАШНЯЯ АТМОСФЕРА
Также кроме обычных фанатов присутствуют и популярные медийные личности — например, Сыендук. Среди зрителей только чудом замечаешь тех, кто исполняет главные роли. Изредка кто-то из актеров проходит мимо, разговаривая со своими знакомыми. В свободном доступе для всех вода и шампанское (возраст не проверяли — очевидно, вход 18+).

В тишине на диванчике, вдали от камер и вспышек прячется Дмитрий Чеботарев, который, однако, от наших любопытных глаз не скрывается. Мы неспешно подходим к актеру, который предлагает нам присесть рядом. Несколько вопросов у нас заготовлено и для Дмитрия.




— Как вы считаете, что отличает российский комикс от зарубежного? Например, от DC, от Marvel?

— Наверное, наш русский дух, наш менталитет, наш юмор. Потому что, всё равно, мы же создаём что-то своё, особенное. Если мы сегодня разговариваем про Майора Грома, то мы же понимаем, что Майор Гром не мог появиться ни в какой другой стране.

— Вы много комиксов читаете вообще?

— Я больше читаю графические романы.

— В фильме вы играете Олега Волкова. Если бы в реальной жизни он существовал, смогли бы вы найти с ним общий язык?

— Думаю, да, потому что я его понимаю.
Слово за слово — выходит полноценное интервью. Мы благодарим Дмитрия за душевный разговор и идем дальше вглубь «Авроры», осматривая интерьер. Встречаем Романа Коткова, с которым говорим о промо-кампании, о популярности Чумного Доктора и их собственном методе создания фильмов, который они называют «метод BUBBLE».

Когда мы оборачиваемся ко входу в зрительный зал, то видим Александра Сетейкина. Он одет в серый в клетку костюм и белую рубашку: сам по себе актер будто светится изнутри. Спрашиваем: каково это — сниматься в кино?


.
— Скажите, какие чувства вы испытываете, когда видите себя на большом экране?

— Я испытываю чувства уже сейчас, когда вижу эти плакаты, по отношению к 2012 году, когда вышел первый комикс, потом промо-ролик (улыбается). У нас каст менялся несколько раз, есть читатели, которые фанбазу сформировали, то есть для которых мы играем, нам очень-очень хочется их не подвести. И хочется, чтобы им понравилось, поэтому я чувствую ответственность, трепет.

— Какая сцена у вас любимая с Димой Дубиным?

— Да все любимые, всё любимое. Потому что фильм очень яркий, очень комиксовый, весёлый.
ПРЕДВКУШЕНИЕ, ОЖИДАНИЕ, СМОТРИМ!
Первый показ фильма зрителю — это всегда интрига, всегда волнительно: как аудитория воспримет творение, будут ли оправданы ожидания преданных фанатов? Пока поклонники находятся в мучительном неведении и ожидании, мы подходим к Артему Габрелянову. Он задумчив, одет в темно-синий костюм. Как с одним из создателей Игоря Грома, с ним, в первую очередь, говорим об эмоциях от выхода фильма по комиксу, о дальнейших планах и, конечно же, фанатах.

Перед фильмом вся команда говорит немного, но по делу: о том, что все они — фанаты своего дела и очень надеются, что сидящим в зале понравится их творение, о том, что фильм наконец-таки готов и они рады его представить. Олег Трофим посвящает премьеру, с позволения присутствующих, жене Вике.

В кинозале просят выключить смартфоны и — очень убедительно — ничего не снимать, не фотографировать, не постить в социальные сети. Слева и справа стоят охранники, которые при малейшем движении руки в сторону устройства лазерной указкой пресекают любую попытку взаимодействия с ним, даже если во время просмотра фильма вздумается «просто посмотреть время».

Первые несколько рядов отведены фанатам. Они особо остро реагируют на острых, романтичных или трагичных моментах. Это придает показу особую атмосферу единства. Для нас фильм проходит очень быстро: он смотрится на одном дыхании. С замиранием сердца мы наблюдаем за происходящим на экране (спойлерить не будем, а просто напишем на него рецензию).

После окончания весь зал хлопает стоя, обернувшись к актерам и создателям картины — долго не смолкают заслуженные аплодисменты.
ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ
Мы долго не можем прийти в себя, выйдя из зрительного зала, и решаем проветриться, а когда идем на улицу, то встречаем Олега Трофима, которому тут же задаем кучу вопросов.
— Это было очень волнительно, но я рад. Супер-приятно, когда все, даже самые маленькие фишки, зал подхватывал, и что все это было не зря, вся работа над деталями маленькими и большими, это очень порадовало.


После этого мы снова направляемся внутрь. Обдумав сегодняшнее мероприятие, направляемся ко второму буфету вглубь здания — первый опустел, а в горле пересохло после долгих разговоров. Около одного из столиков видим Сергея Горошко, с которым спешим поделиться нашими эмоциями.

— Съемки фильма пришлись на Ваш последний, выпускной курс. Сложно было совмещать обучение и съемки?

— Нет.

— Как к этому отнесся преподавательский состав?

— Вениамин Михайлович в этом смысле меня понимал, потому что я долго подготавливал к этому почву. Он с большим пониманием ко всему относится. Это редкость для студентов Вениамина Михайловича. Мне ужасно повезло с ним и с его пониманием. Он, кстати, здесь был.

Обнявшись и попрощавшись с актером, окончательно покидаем кинотеатр вслед за разбредающимися фанатами. Хочется отсрочить момент расставания: с первой премьерой, с теплой, домашней атмосферой, с местом, где приняли радушно и дружелюбно, но мы уходим, оставляя у себя в памяти самые лучшие воспоминания.


Текст: Виктория Кэшби
Интервью: Виктория Кэшби, Миша Белолипецкая, Александра Рачина, Полина Синица
Расшифровка: Ксения Сластен,
Редактура, корректура: Эйша, Ксения Плакунова