ОДИН БОЛЬШОЙ СЕАНС СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ
Как не сойти с ума и остаться счастливым ребенком, когда твои родители разводятся. Наставление от Александра Молочникова.
Что происходит за титрами классических мелодрам? Вот герои встречаются, влюбляются, женятся, заводят детей. И что дальше, счастливая развязка?
Как ни прискорбно, дальше происходит банальная реальность, к которой оказываются не готовы не только пара Артема (Артем Быстров) и Светы (Светлана Ходченкова), но и их сын Саша (Кай Гетц).

«Скажи ей» – вторая режиссерская работа Александра Молочникова и, по его словам, первое цельное произведение в карьере. История о расставании мамы и папы, рассказанная от лица их десятилетнего сына, в некоторой степени автобиографична: сам режиссер пережил и развод родителей, и последующую адаптацию в Америке.
Отправной точкой фильма служит сцена, где избитый маленький Саша блуждает по улицам американского города и просит о помощи местных полицейских. Кажется, она сразу готовит нас к худшему исходу событий, но когда кадр сменяется, мы оказываемся вместе с счастливой пока еще семьей в теплом летнем Петербурге 90-х. Для ребенка картина почти безоблачна: с ним беззаботный папа и слегка раздраженная мама. Но позже начинаются ссоры, вспышки агрессии, и вот уже 4 дня в неделю мальчик проводит с мамой и ее новым партнером Майклом на одной стороне города, а 3 оставшихся – с папой, бабушкой и консервативно настроенным дедом (Алексей Серебряков).
Вместе с Сашей зритель пытается разобраться в том, кто прав, а кто виноват, но в итоге в этой ситуации перетягивания ребенка-«каната» ни одна из сторон не выглядит разумной. Вместо того, чтобы сесть и поговорить по-человечески, и отец, и мать погружены в свои собственные невысказанные обиды и не замечают, как из-за желания сохранить хрупкое спокойствие и защищенность их сын, наоборот, теряет душевное равновесие.

Теплые уютные тона сменяются яркими неоновыми сценами новой жизни в Америке, где Саша пытается привыкнуть к чуждому ему языку и обществу. Смена обстановки хоть и дарит ему новые ощущения, но они не всегда приятны и только усугубляют и так плачевное состояние, доводя до крайней точки.

Две части фильма — петербургская и американская — контрастируют между собой: у них разный стиль съемки и подача истории. В первой мы видим почти что семейную хронику, во второй – размышление создателей на тему того, к чему могут привести необдуманные действия взрослых. Молочников как бы отдает дань фильму Алексея Германа «Хрусталев, машину!», объединяя реальность и потенциальное развитие истории. Хотя нам и рисуют довольно мрачные возможности, режиссер все же оставляет место не только для размышлений, но и для надежды на лучший исход.

Все-таки всем нам иногда нужно видеть проблему не только глазами взрослых, но и глазами детей, а также помнить о том, что они тоже чувствуют, мыслят и воспринимают этот мир порой лучше умудренных опытом родителей.
Текст: Ника Маккена, Виктория Кэшби