пространство «Внутри»

Спектакль «Сказки Пушкина»: просто ли сказки

Почему нужно ходить на детские спектакли взрослым и как можно изменить отношение к декорациям
Премьера спектакля «Сказки Пушкина» состоялась 27 декабря. Режиссером выступила Рузанна Мовсенян, большинству она известна по постановкам «Кролика Эдварда» и «Манюни».

Сказка ложь, да в ней намек: добрым молодца урок

Камерные постановки, особенно их премьера – это ролевая модель книжного клуба, где каждый друг друга знает, как минимум, в лицо. Новичок в этой группе может чувствовать себя неловко. И не принципиально, идет речь о библиотеке, где собирается книжный клуб, или о фойе пространства «Внутри». Но все это становится абсолютно неважным, когда зритель садится в зал. Темнота скрывает лица, а искусству неважно, знакомы ли актер и публика ближе необходимого. Остается только сцена и первый акт.
Сказка ложь, да в ней намек: добрым молодца урок

«Сказки Пушкина» позиционируют себя как детский спектакль. Будем откровенны, на первый взгляд, все так и кажется. Сказкам место в детстве, где бабушка рассказывает их на ночь беспокойным внукам. Но порой важно возвращаться к прошлому, чтобы вспомнить простые истины: живи по совести, следуй своему сердцу и не держи обиды. Об этом нам напоминают все четыре сказки Пушкина. Но спектакль начинается еще в фойе, когда выходит конферансье (Нелли Уварова) и приглашает пройти внутрь.

В основном на сцене задействованы четыре актрисы: Татьяна Веселкина, Анна Ковалева, Татьяна Матюхова и Дарья Семенова. У каждой из них – свой бенефис, отдельная маленькая сказка для зрителя. Первая из них – «Золотая рыбка», но на сцене вместо привычного пейзажа русской деревни есть декорации из японской культуры. Объемные веера с богатой росписью, пугающие маски, удары по барабанам и отрывистое «аригато». Сюжет остается неизменным. Удачливость старика, который случайно поймал в сетки золотую рыбку, оборачивается для него тиранией со стороны жены. Старуха сперва просит починить корыто, но стоит ли ограничиваться только одной просьбой? И все это сыграно Анной Ковалевой, которая в разных масках становится или утомленной просьбами рыбкой, или робким стариком с жадной женой.
Глобально мы все эту супружескую пару прекрасно понимаем. Когда золотая рыбка на короткой ноге, к чему полумеры. Но жадность лишает удовольствия от получения результата. Представим, что старик починил бы корыто сам. Медленный, но верный способ – и никаких рыбок в уравнении.

Если золотая рыбка была в антураже Японии с элементами театра кабуки, то сказка «О мертвой царевне» – это дух Египта. Актриса (Татьяна Веселкина) двигает на сцене фигуры, достает из темноты зеркало. И действительно кажется, что золотистая фольга отражает не только свет, но и голос: «Да ты, царевна, всех прекрасней и белее».

Благополучие заканчивается с взрослением дочери. На помощь царевна-мачеха зовет прислугу. Египетская кошка на четырех лапах клянется, что избавится от девочки, оставив ее привязанной к дереву в лесу. В постановке нет отклонений от Пушкина, но зато есть переосмысление декораций. Молодая царевна ест кусочек яблока и впадет в сон. Братья-богатыри несут ее в хрустальном гробу, чтобы спрятать в пещере.
Интересно, что в контексте египетского колорита гробница для фараонов приобретает двойное значение. Эта одна из многих интересных находок, которые можно увидеть в спектакле. Сказка о царе Салтане (Дарья Семенова) изобилует отсылками к Греции: мелькают головы статуи Венеры Милосской, баба Бабариха, Ткачиха и Повариха нарисованы на античных щитах. По иронии на щите отрицательные герои возвращаются, когда царь Салтан воссоединяется с сыном и женой. Добро всегда побеждает зло – мысль, которая сейчас особенно нам нужна.

Больше всего вопросов вызывает последний моноспектакль – Сказка о золотом петушке (Татьяна Матюхова). Сама история отличается от всех других. Если в Салтане зло имеет очевидное лицо, то в этой сказке нет плохих и хороших. Завязку мы все помним еще из детства: царь получает от звездочета волшебного петушка и обещает выполнить любое желание мудреца. Когда правитель Дадон влюбляется в красавицу, звездочет требует ее себе. Царь отказывает, и петушок убивает его. На кого нацепить ярлык плохиша? Жадность царя обоснована его влюбленностью в восточную женщину. От страсти он теряет голову и даже забывает про гибель двух сыновей.
С другой стороны, предложение звездочета с золотым петушком – это сыр в мышеловке. Сделка изначально плохая, когда в договоре прописано мелким шрифтом, что кредитор может требовать любые услуги в уплату долга. Трудно бороться со злом, когда в каждом человеке хватает как плохого, так и хорошего.

Декорации в этом моноспектакле играют особую роль. Фигуры из пластилина, как солдаты, убитые на поле боя, золотая картина восточной женщины и общая атмосфера Колизея с гладиаторами. Каждая сказка – это выставочный зал разных культур со всего мира. Дело не только в форме, но и в смысловой нагрузке, которая дает подтекст. Давно мы не видели таких глубоких декораций. Встает вопрос: кто за ними стоит.
Свежая кровь: декорации со смыслом

Студентки Школы-студии МХАТ придумали создать эскизы еще на первом курсе. Квинтет (Алена Багринцева, Анна Апполонова, Анна Смертина, Анна Бабич, Рената Демехина) решил, что не стоит останавливаться только на рисунках, и они сделали этот проект своей курсовой работой. Под руководством Марии Утробиной и режиссера спектакля Рузанны Мовсесян девушки улучшили декорации и теперь их можно увидеть на сцене пространства Внутри.

Впрочем, на премьере спектакля были и сами авторы, которых позвали на бис. Нам удалось поговорить с некоторыми из них. Девушки говорят, что с реализацией идеи им помогла команда РАМТа. Задача декорации – перенести зрителя в разные залы музея, где найдется место культуре Рима, Египта, Японии и Греции.

Не стоит недооценивать роль декораций. Да, зритель нечасто задается вопросом, кто стоит за эскизами. Зачем, когда на сцене есть актеры. Но именно декорации погружают нас в историю. Обстановка усадьбы в пьесе «Вишневый сад» или сказки А.С Пушкина – за успех отвечает всегда командная работа, где художник играет не последнюю роль.
Надо признать, что в последнее время хорошие декорации – скорее исключение из правил. Одни стремятся к минимализму (вспомните, например, спектакль «Мастер и Маргарита в МХАТе Горького), другие придерживаются классического подхода. Но как часто можно вспомнить постановки, где декорации не только раскрывают историю, но и дают ее переосмысление. И все это с помощью нескольких предметов, ведь на актрисах только черная одежда.

Такой подход к декорациям может преобразить наш театр. Сейчас есть общая тенденция на минимализм, тогда добавим в это смысл. Нет никаких сомнений, что мы еще услышим об этих девушках, которые решили применить этот подход. И лучше познакомиться с ними сейчас, чем узнать потом.
Текст: Алевтина Сорокина
Фото: Александр Андриевич